Аддиктология. Наркология. Алкоголизм. Зависимости.

Злоупотребление «Лирикой»

Авторы:
Рохлина М.Л., Ненастьева А.Ю., Усманова Н.Н., Захаров Е.Д., Демурова В.Н.

Тенденция к злоупотреблению кустарными, так называемыми аптечными препаратами (т. е. препаратами, которые продаются в аптеках без рецепта) стала отчетливо проявляться в последние годы во многих странах, в том числе и в России. Об этом свидетельствуют данные, представленные в докладе Международного комитета по контролю за наркотиками за 2012 г.

В нашей стране в 80-х годах прошлого столетия наблюдалось злоупотребление самодельными опиатами, затем психостимуляторами, приготовленными из эфедрина и эфедринсодержащих смесей. Клинические проявления и особенности этих форм зависимости достаточно подробно описаны в литературе. Когда был открыт доступ к героину, в структуре наркотической зависимости стала преобладать героиновая наркомания. Но последние 10–12 лет вновь стало расти злоупотребление кустарными и аптечными препаратами. К ним относятся: фенилпропаноламиновая наркомания, злоупотребление тианептином (коаксилом), злоупотребление холинолитическими препаратами. Особенности этих форм зависимости также были описаны в литературе. Ранее нами были подробно описаны злоупотребление цикломедом (циклопентолатом), злоупотребление и зависимость от тропикамида – холинолитических препаратов, использующихся в офтальмологической практике.

Злоупотребление аптечными препаратами опасно следующими факторами: на рынке постоянно появляются новые препараты и новые формы, не исключено, что число их будет расти; как прекурсоры, так и сами аптечные препараты являются относительно доступными, особенно если они отпускаются без рецепта; применение их на фоне опиатов, психостимуляторов и других психоактивных веществ (ПАВ) существенно видоизменяет клиническую картину наркомании, требует новых терапевтических подходов и осложняет статистическую обработку и анализ существующей проблемы.

Последние 3 года в отделение клинических исследований наркоманий филиала ФГБУ «ФМИЦПН им. В.П. Сербского» Минздрава России – НИИ наркологии стали периодически поступать больные героиновой наркоманией, употребляющие или злоупотребляющие одновременно с героином лекарственным препаратом прегабалин («Лирика»).

Механизм действия прегабалина до конца не изучен. Известно, что он является структурным аналогом γ-аминомасляной кислоты (ГАМК), которая выполняет в организме функцию ингибирующего медиатора в структурах ЦНС. Под влиянием ГАМК активируются энергетические процессы мозга, повышается снабжение тканей кислородом.

Прегабалин обладает противосудорожным, обезболивающим и анксиолитическим эффектом. Он показал свою высокую активность в неврологической практике при лечении невропатической боли у взрослых, в частности, при лечении хронических болей при таких заболеваниях как фибромиалгия или травмы спинного мозга; при диабетической нейромиопатии, используется как противоэпилептическое средство у больных с парциальными судорожными припадками. В психиатрии прегабалин нашел свое применение в качестве анксиолитического средства при лечении генерализованного тревожного расстройства. Препарат имеет также эйфоризирующее действие.

Аддиктивный потенциал прегабалина практически не изучен, хотя имеются отдельные описания возможности формирования зависимости к этому препарату. Первые сообщения о злоупотреблении прегабалином появились в Швеции в начале 2008 г. В дальнейшем число таких сообщений стало постепенно расти. Уже в 2009 г. из 198 сообщений, касающихся зависимости или злоупотребления какими-либо лекарственными средствами, поступивших в Шведский национальный регистр (SWEDIS), 16 касались прегабалина и были достаточно подробно изучены.

Рост лиц, употребляющих прегабалин без медицинских показаний, отмечался и в Норвегии. Кроме того, отмечено, что с середины 2008 г. в сети Интернета консультативной службы по вопросам профилактики и лечения наркозависимости стали появляться первые информационные запросы, связанные с возможностью развития зависимости от прегабалина и использования его в качестве лекарственного средства для купирования опийного абстинентного синдрома.

В литературе, в том числе и в отечественной, появились описания случаев зависимости от прегабалина, при этом авторы подчеркивают достаточно высокий аддиктивный потенциал этого препарата.

Результаты исследования

Под нашим наблюдением находился 41 больной (все мужчины) героиновой наркоманией в возрасте от 24 до 43 лет (средний возраст – 33 года), они проходили стационарное лечение в отделении клинических исследований наркоманий, употребляли эпизодически или систематически прегабалин (Лирику). Все больные до начала употребления прегабалина страдали зависимостью от опиоидов. Значительная часть пациентов (33 из 41) эпизодически сочетали употребление героина с психостимуляторами, тропикамидом или другими холинолитиками.

В преморбиде у большинства пациентов в структуре личности на первый план выступали черты неустойчивости и конформности, у 14 лиц отмечалась склонность к асоциальным формам поведения.

Все исследованные пациенты до начала употребления наркотиков злоупотребляли алкоголем, но только у 10 из них была сформирована зависимость.

Первая проба наркотиков состоялась в среднем в возрасте от 14 до 20 лет. Первым наркотиком у большинства пациентов были каннабиноиды, зависимость к которым не была сформирована: употребление каннабиноидов, в основном марихуаны, носило нерегулярный характер «от случая к случаю», в том числе, и к моменту исследования.

Возраст начала употребления опиоидов (в основном – героина) варьировал от 14 до 29 лет (в среднем составил 20 лет). Почти все обследованные вначале пробовала опиоиды интраназально, затем переходили на внутривенное введение. Длительность эпизодического употребления опиоидов варьировала от 1 недели до 1 года. Длительность систематического употребления опиоидов до начала употребления прегабалина у обследованных пациентов составила от 2 до 27 лет (в среднем – 11 лет).

Признаки опийного абстинентного синдрома у всех пациентов сформировалась в среднем через 3–4 месяца систематического приема героина. Двое больных до начала употребления прегабалина злоупотребляли залдиаром (1 пациент) и препаратом нурофен плюс (1 пациент).
 Среди мотивов начала употребления прегабалина почти все пациенты указывали на желание смягчить проявления опийного абстинентного синдрома («ломки»). Даже при первом употреблении малых доз – не более 300 мг препарата – у больных отмечалась седация: «успокоение», иногда легкая эйфория. Лишь 7 больных при первом приеме 300 мг прегабалина не отмечали каких-либо необычных ощущений. Большинство сразу же начинали употреблять более высокие дозы препарата, постепенно их увеличивая. На начальных этапах, когда дозы прегабалина были в пределах 600–900 мг, состояние описывалось пациентами как напоминающее алкогольное опьянение: так, больной Г., впервые употребив 600 мг прегабалина, описывает свое состояние как «оглушение», «шатался как пьяный», «как будто мешком стукнули по голове». Каких-либо положительных ощущений не испытывал. Данное состояние продолжалось около 2 часов. Другие пациенты, употреблявшие указанные дозы прегабалина, описывали свое состояние как «умиротворение», «покой», «расслабленность», «приподнятое настроение». Все исследованные пациенты или сразу, или спустя некоторый промежуток времени (не более 2 месяцев) возобновляли прием прегабалина с той же целью: смягчить или предотвратить проявления опийного абстинентного синдрома и начинали употреблять прегабалин систематически, ежедневно. Этому способствовало возникновение неприятных ощущений после прекращения употребления препарата. Очень быстро, не позднее 2–3 недель, начинала расти толерантность к прегабалину, достигая 3000–4200 мг, в отдельных случаях – до 8400 мг (1 пациент) и даже 12600 мг (1 пациент) в сутки, обычно на 1–2 приема. При употреблении высоких доз прегабалина возникало состояние, напоминающее действие психостимуляторов.

Особенно ярко описывали это состояние пациенты, в анамнезе которых было эпизодическое или систематическое употребление психостимуляторов. Больные отмечали возбуждение, «подъем», прилив сил, приподнятое настроение, нередко повышение аппетита. Такое состояние продолжается от 2 до 5 часов. Следует, однако, отметить, что ряд больных (8 человек) даже при употреблении достаточно высоких доз прегабалина (до 2400 мг) эйфории или какого-либо действия препарата, якобы, не испытывали. Среди самоописаний больных о действии прегабалина заслуживает внимания следующее: «у нее («Лирики») три стадии действия, первая – расслабляющая, когда лежишь и «залипаешь», ощущение необыкновенного спокойствия, затем наступает вторая стадия – повышенной активности, появляется много энергии, все время хочется что-то делать и, наконец, третья стадия – апатия, безразличие, ничего не хочется».

Состояние, наблюдающееся после прекращения употребления высоких доз прегабалина, можно рассматривать как проявление абстинентного синдрома. Оно характеризовалось крайне подавленным настроением с выраженной дисфорией, тревогой, нередко с возбуждением, нарушениями сна вплоть до полной бессонницы, мышечным дискомфортом. Аффективные расстройства сохраняются на протяжении длительного времени (от нескольких месяцев до полугода) в сравнении с обычными больными с зависимостью от героина.

У ряда больных возникали вегетативные расстройства: ринорея, заложенность носа, слабость, сердцебиения, «мурашки» по коже, гипергидроз (в одних случаях только в дистальных отделах конечностей, в других – общий гипергидроз в виде своеобразных «приливов»). У части пациентов отмечалось ощущение извращения запахов, повышенная чувствительность к звукам, свету, «ощущение, что находишься в туннеле».

В отдельных случаях возникали болевые ощущения в конечностях, преимущественно в мышцах и суставах, напоминающие алгический синдром при опийном абстинентном синдроме.

В 2-х случаях у наблюдаемых нами больных, в стационаре, через 2 дня после прекращения употребления прегабалина возникало состояние кратковременной (не более 1–2 часов) спутанности, которое больные полностью амнезировали.

Следует также отметить, что на определенном этапе, когда толерантность достигала очень высоких цифр, даже при увеличении доз эйфории не возникало. Больные продолжали употреблять прегабалин, чтобы предотвратить развитие абстинентного синдрома и из-за выраженного влечения к препарату. Влечение к прегабалину носит постоянный характер, может достигать степени компульсивности и сохраняется на протяжении длительного времени. Некоторые пациенты сообщали, что «тяга к лирике» настолько сильна, что «о героине даже не думаешь». Частые спонтанные обострения влечения к препарату в течение нескольких недель после отмены прегабалина создают дополнительные трудности для удержания пациента в терапевтической программе.

Учитывая особенности статуса больных, наблюдающиеся после поступления в стационар, а именно сохраняющееся влечение к прегабалину, выраженные аффективные расстройства в виде дисфорической депрессии, нередко сопровождающейся психопатоподобным поведением, нарушения сна, мышечный дискомфорт, нередко достигающий степени алгического синдрома, отсутствие критики, терапия должна быть направлена на купирование указанных расстройств. С этой целью можно использовать комбинацию антипсихотических препаратов и антидепрессантов, дозы которых подбираются индивидуально. Следует отметить, что у большинства изученных больных потребовалось применение более высоких доз купирующей терапии. Можно рекомендовать длительное поддерживающее лечение выбранной комбинацией препаратов в более низких дозах.

Таким образом, аддиктивный потенциал прегабалина не вызывает сомнений. Об этом свидетельствуют как данные литературы, так и наши собственные наблюдения. Учитывая это, можно рекомендовать очень осторожное назначение прегабалина при соответствующих показаниях и продажу этого препарата в аптеках строго по рецепту.

Заключение

Злоупотребление аптечными препаратами опасно в первую очередь тем, что на рынке постоянно появляются новые лекарственные формы, которые отпускаются без рецепта и потому являются достаточно доступными. Не исключено, что число таких препаратов будет расти. Злоупотребление прегабалином – относительно новая проблема, с которой столкнулось российское общество в течение последних пяти лет. Употребление прегабалина вместе с наркотиками видоизменяет клиническую картину наркомании. Во всех случаях сочетанного употребления наркотиков с прегабалином отмечалась выраженная толерантность к психофармакологическим препаратам, в связи с чем, приходилось назначать более высокие дозы препаратов и более длительное время. Таким образом, учитывая наблюдающийся в последнее время рост числа лиц, злоупотребляющих прегабалином, следует рекомендовать строгий рецептурный контроль за его отпуском в аптечной сети. При назначении препарата с терапевтической целью следует соблюдать осторожность.

Читать в pdf

Редакция

Мы в соцсетях