Аддиктология. Наркология. Алкоголизм. Зависимости.

Адаптация к социуму: особенности развития эмоциональной сферы у детей

Авторы: Н.А.Сирота, В.М.Ялтонский

В рамках работы «Психическая адаптация к требованиям социальной среды» представлен обзор отечественных исследований в области возрастной и клинической психологии, в которых подробно изучены особенности развития эмоциональной сферы детей, способствующие и препятствующие их адаптации к требованиям социальной среды.

М.А. Панфилова представила обзор исследований, касающихся формирования эмоциональных реакций у детей. Согласно ее обзору, эмоциональные процессы у детей играют ведущую и доминирующую роль в общей структуре психической деятельности. Как утверждал Л.И. Божович, в процессе развития эмоциональной сферы у детей на смену аффективной импульсивности, непроизвольности, неустойчивости приходят стабильные эмоциональные отношения – чувства, которые определяют систему нравственных, этических и других ценностей ребёнка, которые детерминируются его опытом, усвоением социальных норм и правил в ходе чувственно-предметной деятельности. Причинами нарушений психосоциальной адаптации исследователей называют физиологические, психологические и социальные причины, в комплексе, где социальные факторы существенно влияют на возникновение дисгармоний в развитие.

Развитие эмоций и эмоционального реагирования детей на стресс происходит по направлению от полевой реактивности – к избирательности внешних стимулов, к безопасной стереотипизации – к индивидуализации, выделению своих желаний, своего Я – к социализации, выделению эмоций людей, регулирующих поведение и влияющих на аффективную сферу ребёнка. В своих исследованиях В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг говорят о необходимости существования баланса тонизирования внешней средой и аутостимуляцией, выделяют четыре уровня базальной системы эмоциональной регуляции:

Уровень полевой реактивности, где аффективное переживание ещё не содержит явной положительной или отрицательной оценки полученного впечатления. Оно связано с общим ощущением комфорта или дискомфорта в психическом поле. Реагирует только на интенсивность, не оценивает качества воздействия и организует наиболее пассивные формы поведения. Дискомфорт мгновенно неосознанно вызывает у ребенка двигательную реакцию, удаляя от неприятных стимулов. Этот уровень «отвечает за снятие сверхсильного напряжения как положительного так и отрицательного, поддерживая состояние аффективного комфорта». Эстетическая, культурная, религиозная организация быта, одежды, праздников и т.п., гармонизирует внутреннюю эмоциональную жизнь человека. Создание комфорта, достижение покоя в сосредоточении на природном или эстетическом объекте активно используется в различных системах психотерапии.

Уровень стереотипов более активный, играет важную роль в приспособлении ребёнка к внешнему миру, создаёт индивидуальный стереотип сенсорного контакта со средой, арсенал привычек. Основная его задача – регуляция процесса удовлетворения соматических потребностей. Он аффективно связывает внутренние ощущения организма с внешними стимулами, обладает яркой и стойкой эмоциональной памятью. Эмоционально ярко окрашено положительное и отрицательное воздействие. «Ситуация нарушения привычной аффективной связи и задержка уже «заявленного» приятного ощущения здесь почти непереносимы… В тяжёлых случаях раннего нарушения аффективного развития, когда ведущим в приспособлении к окружающему длительно остаётся второй уровень, ребёнок … со страхом воспринимает изменения в окружающей обстановке, нарушение привычного режима, оценивает задержку исполнения желания как катастрофу». Здесь столкнувшись с препятствием субъект переживает беспомощность, тревогу и страх. На этом уровне избирательно усиливаются стенические состояния, используя различные формы аутостимуляции (ритмические движения, поиск позитивных тактильных ощущений).

Уровень экспансии может наблюдаться у ребёнка во втором полугодии жизни, и он проявляется в обеспечении достижения аффективно значимой цели в преодолении неожиданных препятствий на пути к ней, в овладение неизвестной, опасной ситуацией. Препятствие может стать приятным и активизирует индивида во взаимодействии с окружающим, создаёт необходимость в оценке своих сил, рождает потребность в столкновении с барьером. Нестабильность ситуации рождает любопытство, мобилизует субъекта на преодолении опасности. Он может испытывать гнев, азарт, которые бодрят в предвкушении победы. Рождается и накапливается аффективное самоощущение «могу» и «не могу». Отрыв от сенсорной среды переносит аффективные переживания в систему воображения. Цель может быть достигнута символически (в игре, рисунке). Аутостимуляция по механизму «качели» заставляет ребенка искать ощущение опасности при положительной оценке своих возможностей. Это уровень аутокоррекции своих страхов.

Уровень эмоционального контроля углубляет взаимодействие индивида с окружающим миром. «Он отвечает за разрешение сложных этологических задач организации жизни индивида в сообществе»). Оценка качества задаётся не параметрами своего «Я», а эмоциональной оценкой другого человека. Здесь происходит реализация социальных норм, правил даже если это находится в противоречии с субъективными переживаниями.

Авторы логически построили систему диагностики и коррекции аффективных расстройств, где рассматривают и корригируют гиперфункции и гипофункции каждого уровня, влияя на личностное развитие детей. Они отмечают, что «для гармонического развития ребёнок обязательно должен пройти стадию чередования стабильных и динамических подвижных способов аффективной адаптации. Пропуск включения какого-либо уровня приводит к блокированию дальнейшего психического развития и застреванию на более низком уровне».

Формирование у детей эмоций, развитие и совершенствование их структуры и функций в одних случаях может быть объяснено главным образом усложнением когнитивных механизмов психического отражения, в других – трансформациями мотивационной, смысловой сферы личности и особенностями механизмов актуализации этих личностных образований. Соотношение когнитивных и личностных детерминант в сложной системной организации эмоциональных явлений у ребенка весьма динамично, и оно определяется как конкретными условиями реальной деятельности, так и различными внеситуативными факторами.

Используя опыт зарубежных и отечественных исследователей М.А. Панфилова выделила причины возникновения эмоциональных нарушений у детей, не имеющих грубые нервно-психические расстройства:

Физиологические причины эмоциональных нарушений у детей в старшем дошкольном возрасте

Врождённые и приобретённые предпосылки: психосоматическая ослабленность; накопление и перегрузка негативными сенсорными стимулами; болезни и болевые ощущения; ранняя госпитализация; возбудимость; раздражительность; сензитивность; импульсивность; пренебрежение свойствами нервной системы и билатеральной индивидуальность.

Социальные причины эмоциональных нарушений у детей в старшем дошкольном возрасте.

Внутриличностные и внутрисемейные родительские конфликты и ошибки воспитания: негативные модели семейного воспитания; эмоциональные нарушения у родителей; алкоголизм родителей; развод родителей; ссоры в семье; грубое и строгое отношение родителей; баловство, отсутствие контроля; неодинаковое и противоречивое воспитание; отверженность; ситуация депривации; воспитание вне семьи; симбиотическая связь с одним из родителей; ссоры с братьями и сестрами; узнавание об усыновлении и пр.

Трудности общения со сверстниками: дефицит общения со сверстниками; изгои в детском коллективе; конфликты с детьми; демонстративность поведения; отсутствие потребности в детском общении; анормальный конформизм и т. д.

Психологические причины эмоциональных нарушений у детей в старшем дошкольном возрасте

Дизонтогенез и внутриличностные конфликты у детей: отсутствие кризисных новообразований; трудности в развитии ведущей деятельности; нарушения в соподчинении и иерархии мотивов; конфликт самооценки и уровня притязаний; нарушения самосознании и др.

Обращаясь к эмоциональным нарушениям, отечественные психологические исследования затрагивают всю личностную организацию ребёнка в онтогенезе, механизмы становления различных форм общения с взрослыми (М.И. Лисина и др.), с детьми (А.Г.Рузская и др.), кризисные новообразования (Л.И.Божович), развитие ведущей деятельности (Л.С. Выготский) и пр. Большинство исследователей причинами эмоциональных нарушений считают дисгармонию в личностном развитии ребёнка, где семейное воспитание имеет предопределяющее значение.

Исследуя эмоции дошкольного возраста М.А. Панфилова проследила линию эмоционального развития детей в онтогенезе, с целью отметить значение отдельных личностных образований, позитивные и негативные факторы воздействия.

Развитие эмоций в эмбриональном и младенческом периоде

Первые волнения у ребёнка появляются ещё в эмбриональный период, когда его развитие сопровождается трудностями физиологического и психологического характера (тревога матери, эмоциональные стрессы, гормональные нарушения и др.). «Беспокойство, испытываемое женщиной во время беременности, является первым «опытом» беспокойства у ребёнка» (А.И.Захаров). При эмоциональном стрессе у матери во время беременности отмечена большая вероятность преждевременных родов, а также различных нарушений родовой деятельности (слабость родовой деятельности, гипоксия, асфиксия и пр.). Такие новорождённые отличаются повышенной нервной возбудимостью и более высоким мышечным тонусом. Таким младенцам необходимо создавать щадящие условия (исключить резкие звуки, яркий свет и т.п.). Исследования показывают, что ощущение опасности у ребёнка появляется не в момент родов, а ещё раньше, в пренатальном периоде. Конституция, пренатальный опыт и обстановка непосредственно после рождения играет роль в предрасположенности к тревоге.

Многие исследователи отмечают, что любовь и забота о ребёнке непосредственно после рождения уменьшают длительность и интенсивность травматических последствий, а соответственно, отсутствие этого отягощает дисгармонию в эмоциональном и личностном развитии. Заболевания и повреждения повышают уровень тревоги и закладывают почву для особой чувствительности организма к ситуации опасности в будущем.

Эмоциональное общение матери и малыша, которое М.И. Лисина называет «ситуативно-личностным» или «непосредственно –эмоциональным» является ведущей деятельностью в этом периоде, то есть, именно оно определяет дальнейшее психическое и физическое развитие ребёнка. Изоляция ребёнка, дефицит эмоциональных контактов с взрослыми может порождать необратимое недоразвитие детей. Именно в эмоциональных контактах у ребёнка возникает стремление поделиться с взрослым своими переживаниями и способность сопереживать ему. Мать является для ребёнка очень значимым объектом, от неё зависит питание, комфортные ощущения, именно она погружает малыша в окружающий мир с разнообразными предметами и явлениями. О том, что приятно, полезно и неприятно, опасно младенец может узнавать по мимике, интонированию речи, тактильным прикосновениям матери. В этот период оформляются аффективно-личностные связи между ними, которые могут обеспечить формирование доброго отношения ребёнка к людям, к окружающему миру, и воспитать уверенность в себе.

Социализация эмоций как результат научения обнаруживается в возрасте 2.5 – 7 месяца, а развитие способности выражать свои эмоции, наблюдаемое во 2 –м полугодии первого года жизни, связывается с развитием функций памяти, с процессами вербального развития и выражается в овладении способами регуляции межличностных взаимодействий. Г.И. Онищенко отмечается последовательная смена ведущих функций эмоций – от оценки, предвосхищения до непосредственного побуждения.

Помимо доброжелательного влияния взрослого, младенцу важно практическое сотрудничество с ним. И к концу первого полугодия жизни возникает «ситуационно-деловая форма общения с взрослым». Общение теперь включается в практическую деятельность малыша и как бы обслуживает его «деловые интересы».

Вторую половину младенчества отличают качественные изменения в отношениях ребёнка к окружающему миру. Различные формы подражания, проявление ненасытной потребности в манипуляции предметами, которые Л.С. Выготский определил как «период активного интереса».

Основное новообразование младенческого возраста – это переход первоначального сознания психической общности «пра-мы», к возникновению сознания собственной личности «Я».

Становление ходьбы, речи, первые акты протеста, оппозиция, противопоставление себя другим – вот те основные моменты, которые обычно описывают как содержание кризиса первого года жизни. Первый год жизни – становление субъекта, сделавшего первый шаг на пути формирования личности. Познавательная деятельность ребёнка обращается ещё не только на внешний мир, но и на самого себя. Ребёнок требует внимания и признания со стороны взрослого. В младенчестве ребёнок относится к сверстнику как к очень интересному предмету: изучает и ощупывает его, не видит в нём человека. Но даже в этом возрасте взрослый может способствовать развитию у ребёнка по отношению к сверстникам таких качеств личности, как сочувствие, эмпатия и т.п.

В этом возрасте формируется привязанность к матери. Проявляется отчётливое беспокойство, тревога в отсутствии матери около 7 месяцев, а боязнь чужих людей — в 8 месяцев. Агрессивные тенденции больше проявляются в раздражительности при фрустрирующих обстоятельствах или как подражательные действия, которые могут закрепиться при позитивных реакциях на них взрослого.

Итак, этот период развития ребёнка детерминирован удовлетворением основных потребностей малыша (витальных, в эмоциональном общении с матерью), Именно это удовлетворение создает почву для эмоционального благополучия человека. Состояние нервной системы, возбудимость ребёнка, психосоматическая ослабленность может быть значительно компенсирована внешними условиями, любовью и заботой матери или близкого взрослого.

Появление агрессивных или тревожных нарушений в этом возрасте, чаще всего имеет следующие причины:

— Нарушение в эмоциональном общении с взрослым;

— Неадекватное отношение к индивидуальным потребностям ребёнка со стороны взрослых (пренебрежение или чрезмерное насыщение);

— Накопление и перегрузка негативными сенсорными стимулами (негативные условия, вредная среда; болезни, ранняя госпитализация);

— Эмоциональные расстройства у близкого взрослого (тревожность, страхи, стрессы, неврозы, раздражительность и др.).

Развитие эмоций в раннем детстве

От года до трёх лет наступает новый этап в развитии личности ребёнка – это раннее детство. Деятельность ребёнка со стороны взаимоотношений с взрослыми может быть охарактеризована как совместная деятельность, Малыш хочет, чтобы старшие вместе с ним включались в занятия с предметами, он требует от них участия в своих делах, и предметное действие ребёнка становится совместным действием ребёнка и взрослого, в котором элемент содействия является ведущим.

Содержание потребности в сотрудничестве с взрослым в рамках «ситуативно-делового общения» претерпевает у детей изменения в первые год-полтора, на доречевом уровне развития. В это время детям требуется помощь в предметных действиях. Позже на речевом уровне, стремление к сотрудничеству с взрослым получает новый оттенок. Малыш не ограничивается ожиданием помощи взрослого. Теперь он хочет действовать, как взрослый, по его примеру и образцу, копировать его.

В это время происходит важное событие в развитии личности ребёнка – он начинает отличать безусловно положительное общее отношение взрослого к себе, от оценки им своих отдельных действий. Однако многие замечания взрослого ребёнок этого возраста игнорирует. При действиях с предметами дети чрезмерно уверены в себе. Они смелы, и их надо оберегать, но разумно. Это время оформления инициативности и самостоятельности, которому могут помешать избыточные ограничения. Вместе с тем ребёнок становится и сосредоточенным наблюдателем: он внимательно слушает наставления старших, пытается подчинить своё повеление их советам.

В рамках ситуативно-деловой формы общения с взрослым, действуя по его образцу, в условиях делового сотрудничества с ним, дети овладевают и речью.

Ситуативно-деловая форма общения имеет очень важное значение для развития личности ребёнка. Задержка на непосредственно эмоциональном этапе общения с взрослым чревата задержками в развитии малыша, трудностями адаптации к новым условиям жизни.

К трём годам ребёнок, овладевая многими навыками, стремиться к самостоятельности. Он настойчиво твердит «Я сам», что находит противоречие у взрослого. Обостряется кризис и переживания ребёнка.

Центральным новообразованием считается – появление «системы Я», которая порождает потребность действовать самому. Развивается самосознание ребёнка.

С ровесником малыш занимает позицию участника в общих шалостях, действиях с игрушками. Они заражают друг друга весельем, демонстрируя себя. В общении с детьми развивается инициатива, свобода (независимость), ребёнок начинает понимать свои возможности. Однако бывают и конфликты. В раннем детстве на первый план все активнее выдвигаются конфликты и ссоры с ровесниками, связанные с обладанием вещами, чаще всего игрушками. В этот же период развития более чем в пять раз возрастает число случаев использования детьми физического насилия, вспышки ярости становятся более целенаправленными, и в поведении ребенка отчетливо прослеживается реакция нападения. Вероятно, это связано с преобладающими в данном возрастном периоде механизмами адаптации ребенка, а именно «удерживанием и отпусканием» (по Э.Эриксону).

Конфликты между «обладать» и «отдавать» могут вести либо к враждебным, либо к доброжелательным ожиданиям и установкам. Поэтому удержание может становиться как деструктивным и грубым захватом или задерживанием, так и превращаться в способ заботы: иметь и сохранять. Отпускание также может превращаться в стремление давать волю своим разрушительным страстям или же становиться пассивной готовностью оставлять «все как есть» и полагаться на естественный ход событий. Подавляющее большинство детей 1,5 – 2 –летнего возраста добровольно не отдают собственных игрушек или делают это, только уступая авторитету родителей, но с явной неохотой, обидой или плачем. Это наводит на размышление о том, что ребенок включает собственные вещи, в том числе и игрушки, во внутренние границы «Я» и рассматривает их, как части самого себя. Недифференцированность   и слияние всех частей «Я» приводит к невозможности установления контакта с окружающими в этой сфере отношений.

Конфликты между детьми, связанные с обладанием вещами и игрушками возникают, когда внутренние границы «Я» пересекаются, т.е. несколько детей «кладут глаз» на одну и ту же игрушку или один из детей пытается расширить свои границы путем экспансии чужих игрушек.

В состав эмоциональных реакций включены вегетативные и моторные реакции; переживая обиду, ребенок плачет, закрывает лицо руками, бросается на пол, его дыхание неровное, пульс частый.

Ребенком до трех лет переживаются последствия собственных действий, их оценка взрослым человеком. Не возникает переживаний по поводу того, заслуживает поступок одобрения или порицания, к чему он приведет, ни в самом процессе действия, ни тем более, предварительно. Аффект оказывается последним звеном в цепи разворачивающихся событий.

В первые годы жизни агрессия проявляется почти исключительно в импульсивных приступах упрямства, часто не поддающихся управлению взрослых. Выражается это чаще всего вспышками злости или гнева, он кричит, сжимает кулаки, брыкается, кусается, может сломать вещь, Причиной такого поведения является блокирование желаний или намеченной программы действий в результате применения воспитательных воздействий. Ясно, что такое поведение ребенка вызвано состоянием дискомфорта, фрустрации или беспомощности.

Страхи в этом возрасте становятся более определёнными. Страшные сказки, эмоциональные события, пугающие звучащие игрушки могут усиливать тревожно-фобические расстройства.

Развитие эмоций у дошкольников

Дошкольный возраст, как писал А.Н.Леонтьев, — это «период первоначального фактического склада личности». Именно в это время происходит становление основных личностных механизмов и образований. Развиваются тесно связанные друг с другом эмоциональная и мотивационная сферы, формируется самосознание.

У детей дошкольного возраста совершенствуются параметры выделения экспрессивных признаков, дифференцированности и обобщённости экспрессии, а в механизмах развития распознания и понимания эмоций существенную роль играют вербальные функции. При этом преимущество мимических признаков, на основе которых строились суждения об эмоциях ранее, ослабевает и принимается во внимание ситуационные (сюжетные) признаки.

Дошкольники начинают понимать эмоции разных модальностей, правильно оценивать эмоциональную вокализацию речи и адекватнее воспринимать эмоции страха и гнева. Начиная с 4-летнего возраста, у детей появляется возможность различать истинные и внешне проявляемые эмоции, которые отчётливо формируются к 6 годам, при этом лучше распознаются отрицательные эмоции. Развивается способность осознавать правомочность амбивалентных, противоречивых эмоций, переживаемых одновременно; происходит сдвиг основных причин, вызывающих эмоции, из области внеперсональных в область межперсональных отношений, эмоции начинают обусловливаться не только внешними, но и субъективными факторами.

На примере отрицательных эмоций – страхов Д. Бауэром показано, что с возрастом уменьшается их ирреальная, образная, и увеличивается реалистическая тематика, а в агрессивных реакциях у детей от 3 до 5 лет ослабевают вокальные и возрастают моторные проявления, которые становятся более направленными. В этом возрасте происходит дифференциация эмоциональных ответов и усложнение их содержательных детерминант. Интенсивность эмоций имеет тенденцию ослабевать, но усиливается их произвольность, выразительность, богатство экспрессии, усложняется модальная структура переживаний, возрастает роль социокультурных факторов в проявлении экспрессии, появляется возможность тормозить одни и усиливать другие эмоциональные проявления в соответствии с требованиями окружения.

Рассматривая фазы развития эмоциональной (эмпатической) регуляции – сочувствие, сопереживание, содействие; Л. П. Стрелковой акцентируется внимание на соответствующей динамике её осознанности и произвольности, характере когнитивной ориентации в ситуации. При преодолении ситуации неопределённости роль эмоциональных выборов не ослабевает, а увеличивается, и эмоциональные предпочтения обеспечивают облегчение принятия решения. К. МакКои Подчёркивается возрастание количества вербальных и социальных стратегий в механизмах эмоционально регуляции в период от 3 до 12 лет.

Центральными новообразованиями дошкольного возраста можно считать соподчинение мотивов и самосознание.

Соподчинение мотивов у дошкольников

Самым важным личностным механизмом, формирующимся в этом периоде, считается соподчинение мотивов. Оно появляется в начале дошкольного возраста и затем последовательно развивается.

Все желания ребенка раннего возраста были одинаково сильны и напряжены.

Мотивы дошкольника приобретают разную силу и значимость. Уже в младшем дошкольном возрасте ребенок сравнительно легко может принять решение в ситуации выбора одного предмета из нескольких. Вскоре он может подавлять свои непосредственные побуждения. Это становится возможным благодаря мотивам – «ограничителям». Сдерживанию непосредственных побуждений ребенка способствует присутствие взрослого или других детей, но по мере развития плана представлений, он начинает сдерживаться и при воображаемом контроле.

Ребенок – дошкольник включается в новые системы отношений, новые виды деятельности. Появляются и новые мотивы. Это мотивы, связанные с формирующейся самооценкой, самолюбием; мотивы достижения успеха, соревнования, соперничества; мотивы, связанные с усваивающимися в это время моральными нормами и другие.

В этот период начинает складываться индивидуальная мотивационная система ребенка. Разнообразные мотивы, присущие ему приобретают относительную устойчивость. Среди этих относительно устойчивых мотивов, обладающих разной силой и значимостью для ребенка, выделяются доминирующие мотивы, преобладающие в формирующейся мотивационной иерархии.

Дошкольник начинает усваивать этические нормы, принятые в обществе. Он учится оценивать поступки с точки зрения норм морали, подчинять свое поведение этим нормам, у него появляются этические переживания.

Первоначально ребенок оценивает только чужие поступки детей или литературных героев, не умея оценивать свои собственные. Во второй половине дошкольного детства ребенок приобретает способность оценивать и свое поведение, пытается действовать в соответствии с теми моральными нормами, которые он усваивает. Возникает первичное чувство долга, проявляющееся в простых ситуациях. Оно вырастает из чувства удовлетворения, которое испытывает ребенок, совершив похвальный поступок, и чувства неловкости после не одобряющих взрослым действий. Начинают соблюдаться элементарные этические нормы в отношениях с детьми, хотя и избирательно.

Усвоение норм морали так же как эмоциональная регуляция действий, способствует развитию произвольного поведения у дошкольника.

Самооценка у дошкольника

Самосознание формируется к концу дошкольного возраста благодаря интенсивному интеллектуальному и личностному развитию, оно обычно считается центральным новообразованием дошкольного детства.

Самооценка появляется во второй половине периода на основе первоначальной чисто эмоциональной самооценки («Я хороший») и рациональной оценки чужого поведения.

О моральных качествах ребенок судит, главным образом, по своему поведению, которое или согласуется с нормами, принятыми в семье и коллективе сверстников, или не вписывается в систему этих отношений. Его самооценка, поэтому практически всегда совпадает с внешней оценкой, прежде всего – оценкой близких взрослых.

В целом самооценка дошкольника при благоприятном варианте развития высока, что помогает ему осваивать новые виды деятельности, без сомнения и страха включаться в занятия учебного типа. В то же время более дифференцированные представления о себе могут быть более или менее верными. Адекватный образ «Я» формируется у ребенка при гармоничном сочетании знаний, почерпнутых им из собственного опыта и из общения с взрослыми и сверстниками.

Дошкольник видит себя глазами близких взрослых, его воспитывающих. Если оценки и ожидания в семье не соответствуют возрастным и индивидуальным особенностям ребенка, его представления о себе окажутся искаженными.

Еще одной линией развития самопознания является осознание своих переживаний. Начинается осознание себя во времени. В 6-7 лет ребенок помнит себя в прошлом, осознает в настоящем и представляет себя в будущем.

Для этого периода характерна половая идентификация: ребенок начинает себя вести как мальчик или девочка. Дети приобретают представления о соответствующих стилях поведения.

Дисгармоничное развитие личности, появление эмоциональных нарушений наблюдается, если присутствует конфликт между самооценкой и оценкой со стороны значимых людей; а также самооценкой и уровнем собственных или родительских притязаний.

Тревожно-фобические нарушения у дошкольников

Поведение тревожных детей и их высказывания показывают, что они нередко испытывают потребность в этом переживании, поскольку оно отражает привычное представление о себе, привычную самооценку, привычное эмоциональное самочувствие. Известно, что потребность в устойчивости «Я-концепции», представления о себе имеет две стороны: одна из них связана с достижением определенного уровня целей, которое обеспечивает удовлетворяющий уровень отношения к себе, а другая – с сохранением привычного отношения к себе вне зависимости от его характеристик. С этим связан, например, известный феномен «дискомфорта успеха», описанный Дж. Аронфридом. Можно полагать, что для тревожных детей оказывается значимым именно вторая сторона, поскольку с ее помощью обеспечивается стабильная и предсказуемая картина мира и своего места в нем. Для тревожных людей это особенно важно, поскольку, как уже указывалось, ситуации неопределенности, неустойчивости для них являются очень сложными: даже малейшая неопределенность может резко усилить это переживание.

В тех же случаях, когда ситуация оказывается новой, нестандартной, или ее требования превышают возможности ребёнка, актуализируется сильное состояние тревоги, в результате чего возникает дезорганизация деятельности и поведения, и ребенок действует гораздо ниже своих возможностей. Наличие же стресса отягощает дисгармонию личностного развития. Систематические исследования влияния «стрессовых жизненных событий» или «детской травмы» начались, как известно, во время второй мировой войны. Одна из наиболее известных работ этой группы – исследование А.Фрейд и Д.Т. Бирлингам, посвященное детям, эвакуированным из Лондона. Множество исследований посвящено тревожности, возникшей в результате таких травматических факторов, как аварии, природные катастрофы, пребывание в клинике, хирургические операции, развод родителей. Особую группу, активно развивающуюся, к сожалению, в настоящее время, составляет изучение тревожности детей – жертв жестокого обращения, насилия, в том числе и сексуального.

Современные исследователи предлагают характеристику состояния тревоги у дошкольников в различных проявлениях.

Поведенческие проявления: постоянно крутит что-то в руках, теребит бумагу, одежду, волосы; потирает руки, крутит пальцы, теребит кончик носа; сосет палец, волосы, одежду и пр.; грызет ногти; изо всех сил грызет карандаш, ручку; напряжен, скован, не может расслабиться; повышенная суетливость, много лишних жестов, все время что-то роняет, теряет; теряется, когда обращаются внезапно, задают дополнительный вопрос; сбивчивая, неровная речь; напряженно следит за реакцией педагогов, улавливает малейшие изменения лица и пр.; часто плачет.

Наблюдаемые физиологические реакции: легко краснеет (бледнеет), лицо покрывается пятнами; в значимых ситуациях сильно потеет; дрожат руки; сильно вздрагивает при неожиданном обращении, неожиданных звуках.

Тревожные симптомы имеют много общего с проявлениями страха, однако, как отмечают В.М. Астапов и А.М. Прихожан, эти эмоциональные состояния различны по наличию объекта страха и по осознанности.

Страхи у детей могут развиться в любом возрасте, однако имеются периоды повышенного проявления страха, которые возникают в определенной жизненной ситуации. Такие страхи часто усиливаются из-за незнания родителей возрастных эмоциональных проявлений. Так, например, у детей с трехлетнего возраста, так называемого «возраста упрямства», который ведет к поискам своего «Я», часто наблюдается повышенная агрессивность, расстройство аппетита, нарушение сна, ночное недержание мочи, а иногда и речевые нарушения (речеобразования и техники речи). Другие дети реагируют внезапно развивающимся заболеванием, например болями в животе, головными болями, что является своеобразным ответом на возникшую проблему или конфликты в семье, в дошкольном учреждении. Интенсивные страхи рассматриваются как фобии, которые нуждаются в психотерапии и медикаментозном лечении.

Агрессивные нарушения у дошкольников

Говоря об особенностях агрессивного поведения детей, можно выделить две наиболее частые причины агрессии.

Во-первых, это боязнь быть травмированным, обиженным, подвергнуться нападению, получить повреждения. Чем сильнее агрессия, тем сильнее стоящий за ней страх.

Во-вторых, это пережитая обида, или душевная травма, или само наказание. Очень часто агрессия порождается нарушенными отношениями ребенка и окружающих его взрослых.

Физическая агрессия может выражаться как в драках, так и в форме разрушительного отношения к вещам, дети рвут книги, разбрасывают и ломают игрушки, нужные вещи. Иногда ребенок швыряет игрушки в других детей и взрослых. Такое поведение в любом случае мотивировано потребностью во внимании и вызвано какими-то драматическими событиями.

Агрессивность необязательно проявляется в физических действиях. Некоторые дети склонны к вербальной агрессии (оскорбляют, дразнят, ругаются), за которой часто стоит неудовлетворенная потребность почувствовать себя сильным или отыграться за собственные обиды. Бывает так, что брань является средством выражения эмоций в неожиданных неприятных ситуациях: ребенок упал, расшибся, его подразнили или задели. В этом случае ребенку полезно дать альтернативу брани – слово, которое можно с чувством произнести в качестве разрядки.

При изучении влияния социализации на соотношение вербальной и физической агрессии у детей, было отмечено, что в дошкольном возрасте у мальчиков преобладает физическая агрессия, а у девочек – вербальная.

В основном ребенок дошкольного возраста постепенно научается контролировать свои агрессивные импульсы и выражать их в приемлемых рамках.

Следует отметить, что у детей усиливается «исследовательский инстинкт» и значительно расширяются социальные контакты. И в то же время ребенок сталкивается с целой системой новых для его опыта запретов, ограничений и социальных обязанностей. Невольно, попадая в конфликтную ситуацию между любознательностью, спонтанным интересом ко всему новому и необычному и родительским «нельзя», ребенок испытывает сильнейшую депривацию – ограничение возможности удовлетворения своих потребностей. И воспринимает эту ситуацию как акт отвержения со стороны родителей. Невозможность разрешения этого конфликта приводит к тому, что в нем просыпаются злость, отчаяние, агрессивные тенденции.

Однако если раньше родители на агрессивность ребенка реагировали лаской, отвлечением внимания, попытками все свести к шутке, то теперь они чаще прибегают к угрозам, лишениям удовольствий, изоляции. Ребенок задумывается, как ему реагировать на усиливающиеся санкции со стороны родителей, как вести себя дальше, чтобы родительская контрагрессия была по возможности минимальной. И чаще всего, ребенок не находит выхода из создавшегося положения. Это может привести к всевозможным психическим расстройствам.

В дальнейшем проявления агрессивности во многом связаны с процессами поло-ролевой идентификации ребенка или особенностями «эдиповой ситуации» в семье. Наблюдения за детьми, когда они играют с куклами, представляющими членов семьи, позволило установить, что игра мальчиков отличается большей агрессивностью к куклам, чем игра девочек. Наибольшая агрессия у мальчиков наблюдалась к кукле отца, а наименьшая – к кукле матери, у девочек наоборот.

Родители в свою очередь, начинают занимать более дифференцированную позицию по отношению к ребенку, т.е. воспринимают его не только как «ребенка», но и как «мальчика» или «девочку».

Влияние ближайшего окружения и процессов осознания собственной половой принадлежности на формирование агрессивных форм поведения очень хорошо можно проследить, если сравнить поведение мальчиков и девочек. Отмечается, что если в двухлетнем возрасте в арсенале средств проявления агрессивности мальчиков и девочек примерно в одинаковой пропорции встречаются плач, визг, взаимные шлепки, то к четырем годам фрустрация, неудача вызывает у них неодинаковую реакцию: мальчики больше дерутся, а девочки – визжат. (М.А. Панфилова, 1995).

Младший школьный возраст – это период усвоения самых разный норм и ценностей, а также правил, не только учебных, но и социального функционирования. Всю информацию, которую дети получают из внешнего мира, они буквально впитывают в себя как губки. Кроме того, дети этого возраста наиболее восприимчивы к тому, что говорят взрослые. Однако важна форма преподнесения новых знаний. Если этот процесс будет навязанным и вынужденным, то новая информация не будет усвоена. Обучение должно приобрести личностный смысл, быть не просто сухой формулой, а живым источником.

Программа обучения в начальной школе традиционно направлена в основном на интеллектуальное развитие ребенка. Большое внимание уделяется количественным параметрам приобретаемых знаний и умений. Однако в потоке сообщаемой информации отсутствует сам ребенок – его телесная жизнь, душевные переживания, отношения с другими людьми. Многие педагоги и родители недооценивают тех качественных изменений, которые происходят в ребенке. В результате полученные знания и умения нередко имеют отчужденный характер. Это является фактором риска наущений социальной адаптации в младшем школьном возрасте.

В то же время следует обратить внимание на особенности изменения семейных отношений. Ребенок теперь несет ответственность за свою учебную деятельность. Родители принимают это как факт и начинают требовать свидетельств хорошей успеваемости, эффективной деятельности и соответствующей школьной дисциплины. Ребенок погружается в атмосферу требований, резко и часто без соответствующей личностной и эмоциональной подготовки, не имея для этого достаточно развитых личностных ресурсов. Однако в этом возрасте ребенку как никогда важно понимать себя. Парадоксально, но как только ребенок приходит в школу, он сразу получает запрет на движение и свободное самовыражение, что приводит к сознательному подавлению экспрессии, активной выразительности, проявлению своих чувств.

Особенность психологии младшего школьного возраста заключается еще в том, что дети еще мало осознают свои переживания и далеко не всегда способны понять причины их вызывающие Они еще не могут осознавать и управлять своими чувствами в той мере, в которой это от них требуют взрослые. Это может приводить к импульсивности поведения, осложнениями в общении со сверстниками и взрослыми. На трудности в школе они чаще всего отвечают эмоциональными реакциями – гневом, страхом, обидой. Способность осознавать и контролировать свои переживания, понимать эмоциональное состояние других людей формируется у детей весьма хаотично, определяя практически неизбежную возрастную дисгармоничность поведения, которая, если не помочь детям вовремя, будет усиливаться в раннем подростковом периоде.

Если не помочь детям научиться принимать свои чувства, адекватно выражать их и находить конструктивные способы выхода их сложных ситуаций, преодолевать возрастающие требования социальной среды, что является предпосылкой развития отклоняющегося поведения и употребления психоактивных веществ.

Э.Г. Эйдемиллер в своей книге «Психология и психотерапия семьи» рассматривает семью как источник психической травматизации личности человека и нарушений его психосоциальной адаптации. Он пишет: « Наш опыт показывает, что особую значимость при анализе участия семьи в психической травматизации личности имеют случаи устойчивой патогенной ситуации, обусловленной всей совокупностью семейных отношений в данной семье». Индивид воспринимает семейную жизнь в целом как травматизирующую. Такое переживание становится результатом всех или значительного числа семейных обстоятельств: индивид, например, испытывает чувство крайней неудовлетворенности семейной жизнью. Обобщение опубликованных данных об участии семьи в этиологии различных нервно-психических расстройств и наш клинический опыт показывают, что среди многочисленных семейно-обусловленных травматизирующих состояний особо важную роль играют четыре вида: состояние глобальной семейной неудовлетворенности, «семейная тревога», семейно-обусловленное непосильное нервно-психическое и физическое напряжение, чувство вины».

Е.В. Куфтяк отмечает, что в семьях регулярно применяющих физические наказания детей, родители и дети совладают с жизненными трудностями, в основном, используя эмоционально-экспрессивные способы совладания, что проявляется у детей в деструктивных формах поведения. Регулярные физические наказания становятся механизмом деструктивного совладания со стрессом в семье. Совладающее поведение детей и родителей, применяющих физическое наказание, связаны между собой. Так избегание, как основной стиль совладающего поведения родителей и отстранение их от решения проблем детско-родительских взаимоотношений, влияют на стиль совладания ребенка, выключая его из социально-поддерживающего процесса и служа моделью деструктивного поведения. Совладающее поведение и установки родительских отношений взаимосвязаны и взаимно влияют друг на друга. Семьи, регулярно применяющие физические наказания детей, проявляют деструктивные детско-родительские отношения, и уровень социально-психологической адаптированности их членов ниже, чем в условно благополучных семьях, что свидетельствует о недостаточной сформированности их копинг-ресурсов и нарушенном семейном копинг-процессе.

Редакция

Мы в соцсетях